19 сентября 21:37
Рынок не терпит пустоты
На­талия Ах­ми­на
Стар­ший уп­равляю­щий ди­рек­тор по циф­ро­вому раз­ви­тию HR Сбер­банка
Поделиться
twtg

Крупные российские корпорации все активнее выводят на коммерческий рынок программные продукты внутренней разработки. В интервью главному редактору ComNews Леониду Конику старший управляющий директор по цифровому развитию HR Сбербанка Наталия Ахмина рассказала о целях создания и вывода на рынок HR-платформы "Пульс", о специфике программной разработки и перспективе облачных решений.

- Что побуждает корпорации (в т. ч. Сбер), для которых создание софта не является основным бизнесом, разрабатывать программные продукты своими силами, а не покупать готовые решения на рынке или заказывать разработку независимым ИТ-компаниям?

Н.АХМИНА: Причина в том, что на рынке нет многих продуктов, соответствующих потребностям корпораций. Эти требования могут быть уникальными, они связаны не только с функционалом, но и с безопасностью, а также со сроками разработки. Мы и сами много лет использовали лучшие вендорские решения, в т. ч. и в сфере HR. Но уже выросли из них: рынок и бизнес-требования двигаются быстрее. Поэтому корпорациям приходится самостоятельно создавать программные продукты, особенно – для закрытия узких потребностей, или в тех сферах, где нет коммерческого разработчика или самим написать код быстрее.

Говоря о Сбере – мы компания, в стратегии которой заложено создание технологических продуктов. И мы давно их пишем для рынка. При этом Сбер первым тестирует их на себе. Так произошло и с HR-платформой "Пульс": мы обкатали продукт на себе, исправили все выявленные ошибки, удостоверились, что он закрывает все потребности, и в мае 2022 г. вывели его на открытый рынок.

- На российском рынке присутствует множество HR-платформ, например, HRbox, "Эквио", TechBase, "Пряники", Mirapolis и др. Что конкретно не подошли все эти решения с точки зрения Сбера?

Н.АХМИНА: Да, HR-продуктов на рынке много, но назвать их все платформами трудно. Большинство продуктов, представленных на российском (да и на мировом) рынке, автоматизируют какой-то участок HR-цикла. Например, только подбор персонала, или только массовый подбор, или только адаптацию, или только обучение. А мы нацелены на то, чтобы вести внутреннего клиента с того момента, когда он еще не стал нашим сотрудником, через весь HR-цикл – до увольнения или ухода на пенсию. Если использовать имевшиеся на рынке продукты, то нам пришлось бы нанизать на эти "бусы" полтора десятка отдельных "бусинок", причем все они разные, не всегда совместимые, а каких-то вовсе не хватает. И мы не нашли на рынке вендорского решения, которые бы нас полностью удовлетворяло.

Российская HR-практика не только взяла лучшие зарубежные практики, но уже переосмыслила их и пошла дальше – я это вижу и внутри Сбера, и общаясь с HR-специалистами в ходе конференций или референс-визитов. При том вендорские решения не следуют новым веяниям, и разрыв между ними и реальными потребностями заказчиков только увеличивается. Если ИТ не поддерживает корпоративные потребности, то компания теряет время и отстает от конкурентов. Помимо этого, у некоторых вендорских решений, которые мы изучали, не очень хорош UX, а люди привыкли к высоким стандартам пользовательского опыта. Мы в Сбере считаем, что внутренние разработки по уровню UX/UI должны быть не хуже коммерческих приложений, которыми привыкли пользоваться сотрудники. По статистике средний россиянин проводит в мобильном телефоне 3,5 часа в день, поэтому платформа, у которой нет качественного мобильного приложения, обречена на провал. Какие-то решения не проходят по требованиям информационной безопасности, у кого-то нет облака (а для нас это является принципиальным) и т.д.

Поэтому еще три года назад мы приняли решение создавать своими силами продукт для HR, понимая, что не только Сбер, но и иные компании сталкиваются с отсутствием качественного платформенного продукта. Внутренняя разработка и продукт для открытого рынка – две разные задачи: если ты делаешь коммерческий продукт, это сразу должно быть заложено в его архитектуре. При этом мы сразу решили делать облачное решение.

- С какими операционными системами и офисными пакетами совместима платформа "Пульс"?

Н.АХМИНА: Платформа работает под всем стандартным ПО: мобильные операционные системы iOS и Android, Windows и все основные Linux-совместимые десктопные ОС, любые офисные пакеты и браузеры. Также "Пульс" интегрируется с типовыми кадровыми системами и имеет открытые API со всеми job-бордами, которых в России – десятки. Платформа открыта и для всех внешних поставщиков контента – например, обучающего. И это позволяет завести на платформу "Пульс" все HR-процессы.

Только в Сбербанке платформой "Пульс" пользуется более 250 тыс. человек, и это очень разные категории персонала: есть сотрудники, работающие без персонального компьютера, есть те, кто использует только iPad или находится на удаленном рабочем месте. Благодаря этому разнообразию сред, платформ и программных продуктов внутри группы мы уверены, что для российского рынка платформа "Пульс" обладает всеми необходимыми возможностями и совместимостью. К тому же мы изучили опыт "братьев" – "СберБанк Онлайн" и "СберБизнес" – и выяснили, какими устройствами и операционными системами пользуется большинство клиентов.

- Какова главная цель вывода платформы "Пульс" на рынок – увеличение пользовательской базы для более быстрого доведения продукта до "идеала" или получение дополнительного дохода?

Н.АХМИНА: Основная цель – представить российскому рынку продукт мирового класса отечественного производства, а также ускорить цифровую трансформацию в сфере HR. Бенефициарами этого являются любые компании.

У каждого успешного бизнеса есть миссия. Если продукт поможет решать определенную задачу – он будет успешным, и, как следствие, придут деньги.

- Сколько продуктов внутренней разработки группы Сбер уже выведены на коммерческий рынок и есть ли у Сбера план/КПЭ руководителей по дальнейшей коммерциализации внутренних разработок?

Н.АХМИНА: Сбер не первый год разрабатывает цифровые продукты. К примеру, в 2021 г. мы вывели на рынок цифровую облачную платформу Platform V, которая позволяет быстро и эффективно разрабатывать бизнес-приложения любого масштаба и сложности. Она объединяет более 60 продуктов, компонентов и инструментов, среду разработки, алгоритмы и методологии, включая базы данных, решения для интеграции, обеспечения производственного процесса, аналитики, виртуализации и контейнеризации.

Та же HR-платформа "Пульс" – это не один продукт, а более 10 модулей. И их количество тоже будет расти. Так что количество продуктов зависит от того, как считать: как в старом мультфильме – из одной шкуры можно сшить семь шапок, а можно одну. Сбер продолжит выводить новые цифровые продукты на рынок на базе собственной разработки, но здесь мы ориентируемся не на KPI, а в первую очередь на потребности наших клиентов, с которыми мы давно сотрудничаем.

- Как изменились средства разработки, которые использует Сбер, после 24 февраля 2022 г.?

Н.АХМИНА: Для Сбера принципы безопасности и надежности являются краеугольными уже почти 200 лет, и к разработке ПО это тоже относится. У нас в ДНК зашит подход к управлению рисками – технологическими, репутационными, финансовыми. При выборе сред разработки у нас тоже очень высокие стандарты, и за прошедшие полгода мы оценили их эффект: количество кибератак и иных инцидентов возросло в сотни и тысячи раз, но наш бизнес не остановился ни на секунду, и все приложения работали. Поэтому мы ничего принципиально не изменили в подходах к разработке ПО. Благодаря этому мы не потеряли ни в скорости разработки, ни в преемственности, ни в качестве.

- Внутреннюю разработку программных продуктов в РФ ведут десятки корпораций во всех отраслях экономики, но их коммерциализацией занимаются единицы. Контраргументами против вывода на рынок внутренних разработок является потеря конкурентного преимущества, которое он дает компании-создателю, необходимость доработки под все операционные системы и офисные пакеты, а также потребность в маркетинге, продажах и техподдержке. Как на все эти контраргументы отвечает Сбер?

Н.АХМИНА: Конкурентное преимущество все же связано с людьми, идеями и бизнес-моделями. Каждая компания наполняет цифровые инструменты своими смыслами и бизнес-процессами. Если говорить о "Пульсе", мы уверены, что за счет открытия этого продукта он будет пополняться идеями других компаний, а мы (как Сбербанк) станем бенефициаром новых идей. Проприетарный продукт не позволяет получить лучшие практики с рынка.

- Есть ли у платформы "Пульс" экспортный потенциал, и есть ли у вас паны по ее продвижению за пределами России?

Н.АХМИНА: Мы смотрим в эту сторону. У нас уже есть запросы из ближнего зарубежья, а недавно приезжали заинтересованные стороны из стран СНГ. Хотя в HR-процессах, прежде всего – в кадровых, есть страновая специфика, поэтому для государств СНГ эта платформа подходит идеально. Нам ничего не мешает двигаться и в дальнее зарубежье. То, что HR-платформа "Пульс" может быть востребована в любой стране мира, подтверждает международная премия Red Dot, которую она получила в августе 2021 г. сразу в двух номинациях: Apps и Interface & User Experience Design (в подкатегории User Interfaces). А в апреле 2022 г. платформа "Пульс" завоевала престижную международную награду iF Design Award в области дизайна как лучшее решение среди пользовательских приложений. (Штаб-квартира Red Dot Institute находится в Эссене, а головной офис iF Design Foundation – в Ганновере (оба – Германия) – прим. ComNews).

- В ситуации ухода с российского рынка сотен зарубежных ИТ-компаний спрос на разработку ПО внутри страны возрос в разы. При этом корпорации продолжают создавать программные продукты по принципу "каждый за себя". Это может привести к тому, что продукт Х напишут сразу в нескольких корпорациях, а востребованные продукты Y и N так и не появятся. Видите ли вы смысл в согласовании направлений разработок между всеми корпорациями в РФ?

Н.АХМИНА: Я приверженец того, что рынок не потерпит пустоты, и если на нем есть какая-то потребность, то всегда найдутся компании, которые захотят ее восполнить. И регулирование, с раздачей заданий исполнителям, выглядит избыточным в контексте рыночной экономики. Ситуация, при которой Россия окажется вообще без востребованного продукта, маловероятна, а вот то, что за его разработку возьмутся сразу нескольких компаний – возможно. И это хорошо: в конкуренции победит лучшее решение, а пользователь получит его еще и по наилучшей цене.

Открытость компаний есть и так: многие обмениваются информацией о них друг с другом. Мы как Сбер постоянно этим занимаемся, анонсируя разработки, показывая готовые продукты и предлагая референс-визиты. В 2022 г. мы вывели на рынок платформу "Пульс". Очевидно, что корпорации, которые задумывались о создании подобного продукта, могут сэкономить 2-3 года, сделав выбор в пользу нашей платформы.

Другое дело, что сделать из проприетарной разработки рыночную – сложно. У Сбера ушел не один год на то, чтобы обрасти компетенциями по созданию рыночных продуктов. И этим опытом мы тоже активно делимся с внешними игроками.

- Могли бы вы назвать программные продукты, которые рынок может ожидать от Сбера в ближайшем будущем?

Н.АХМИНА: Если говорить о платформе "Пульс", то в дополнение к имеющимся модулям мы – отталкиваясь от клиентских потребностей – знаем еще пятерку востребованных блоков. В этом году у нас выйдут модули "Типовые кадровые сервисы" и "Опросы настроения" (с аналитикой), которые де-факто являются законченными продуктами. Стратегию развития на 2023 г. будут определять запросы клиентов – для сбора этой коллективной потребности мы уже формируем продуктовый комитет.

- Как выглядит ценовая политика по платформе "Пульс": вы продаете лицензии, подписку на сервис или что-то иное?

Н.АХМИНА: Мы продаем подписку на облачный сервис на период для каждого пользователя (им является каждый сотрудник, а не только кадровики): это стандартный SaaS. Для HR-сервиса осмысленный период – 3-5 лет, а минимальный срок – 1 год: HR-цикл движется годами. Пульс – это система полного цикла, и мы уверены, что наибольшую пользу клиент получит, взяв максимальное количество модулей. Мы не рекомендуем покупать какие-то модули "Пульса", а потом пытаться их состыковать с модулями других вендоров: сила нашего решения именно в том, что модули уже интегрированы. Как правило, мы договариваемся с клиентом о порядке установки модулей (это могут быть и не все 10). Цифровизация HR нужна ведь не для того, чтобы сократить кадровиков, а для того, чтобы компании могли эффективно управлять человеческим ресурсом и в каждый момент времени четко видеть полную картину с персоналом.

- Многие корпорации до сих пор с настороженностью относятся к облакам и облачным решениям.

Н.АХМИНА: Мы в Сбере – апологеты облачных решений. Вся мировая история развития ИТ-решений показывает, что компании, которые задумываются об эффективности (в т. ч. и затрат на ИТ-инфраструктуру), приходят к выводу, что облако в большинстве случаев эффективнее, чем решения on-premises. Россия тоже идёт по этому пути, о чём свидетельствует ежегодный 30%-ный рост облачного рынка. У России есть уникальный шанс полностью импортозаместить эту сферу, благо и облачных провайдеров, и облачных сервисов в стране достаточно. Мы видим, как уровень сопротивления облачным технологиям в корпоративной среде снижается год от года. При этом повышаются требования к их защищенности со стороны ФСТЭК, Роскомнадзор и ФСБ, и облачные сервисы обязаны им соответствовать. Таким образом, данные в облаке не менее, а в частных случаях даже более защищены, чем на своём железе (т. к. облачный провайдер несёт определённые обязательства перед заказчиком), а размещение ресурсов в облаке организовать намного проще и быстрее, чем закупку собственного оборудования.

- Применяются ли в платформе "Пульс" технологии искусственного интеллекта (AI)?

Н.АХМИНА: Да, и сразу для нескольких целей. Во-первых, для того чтобы автоматизировать рутинные задачи (вплоть до полного отсутствия выполнявшего их человека). Для этого мы применяем чат-боты, автораспознавание документов, парсинг резюме, и около 60% HR-задач уже можно проводить без участия кадровика. Это приводит не только к экономии времени и ресурсов, но и к сокращению количества ошибок, которые неизбежно совершает человек. Но более интересно, когда мы применяем технологии AI и машинного обучения в пользовательском сегменте. Мы создаем рекомендательные модели: в каталоге "Пульс" – более 60 тыс. единиц обучающего контента, и платформа формирует индивидуальную ленту развития, персонализированную для каждого сотрудника (с ежедневной выдачей). В Сбербанке мы уже добились того, что каждый второй сотрудник на ежедневной основе просматривает такую ленту, учится, ставит лайки. То же самое – и по карьерным трекам: каждый сотрудник нашей организации получает выдачу возможных внутренних вакансий (в зависимости от квалификации и многих других параметров), не только "по вертикали" иерархии, но и "вбок", и "по диагонали", и в других городах, и в компаниях Сбера. Когда сотрудник видит, что это персонализированная выдача, он к этому продукту прикипает душой. Таких функций нет ни в одном стандартном вендорском решении, и это – еще одно свидетельство того, что мы переварили лучшие практики и идем дальше.

Источник: https://www.comnews.ru/content/222138/2022-09-19/2022-w38/rynok-ne-terpit-pustoty

На­талия Ах­ми­на
Стар­ший уп­равляю­щий ди­рек­тор по циф­ро­вому раз­ви­тию HR Сбер­банка
Поделиться
twtg
Ещё по теме Технологии

Мы используем файлы cookie

ПАО Сбербанк использует cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей. Сбербанк серьезно относится к защите персональных данных — ознакомьтесь с условиями и принципами их обработки. Вы можете запретить сохранение cookie в настройках своего браузера.